Архив рубрики «Истории жизни»

Чирко Иван Корнеевич

Прошедшей зимой в служебной командировке довелось работать в г. Ачинске (Красноярский край, РФ). Разные чувства всплывают в сознании, когда попадаешь в эти края, особенно зимой при минус 36 градусов. В зависимости от возраста, образования, партийной и идеологической закалки ассоциативное мышление рисует образы декабристов «во глубине сибирских руд» или подвиги комсомольцем на ударных стройках Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса. Но у меня эта командировка подняла из глубин памяти воспоминания о первом преподавателе китайского языка Иване Корнеевиче Чирко. У тех, кто не знал или забыл биографию Ивана Корнеевича, может возникнуть вполне справедливый вопрос: «Какая связь между городом Ачинском и патриархом украинского востоковедения, выдающимся переводчиком с китайского и японского языков Чирко И.К.?». А дело в том, что в 1943 году, когда наступил перелом в ходе великой отечественной войны, но опасность начала японцами боевых действий на востоке только усилилась, в Красноярский край (город Канск) эвакуировали Дальневосточную школу военных переводчиков, в которой Иван Корнеевич постигал азы китайского языка, ставшего в последствие его профессией на всю его яркую, творческую жизнь. Про учебу в школе военных переводчиков Чирко И.К. особенно не рассказывал, но когда на занятиях мы пытались разжалобить преподавателя невыносимыми условиями самоподготовки в учебном центре села Старое и, как следствие, не отработанными за неделю заданиями по языку он приводил нам в пример условия, в которых он изучал язык. Сразу становилось так стыдно, что грозные крики генерала Ляшко В.И. с трибуны плаца по сравнению со словами Ивана Корнеевича казались невразумительными рассуждениями.

Читать запись полностью »

Седнев Владислав Владимирович

К сожалению, для себя, должен констатировать тот факт, что как всё же мы мало знаем о нашей альма-матер. Речь идёт, прежде всего, не о той Истории, что изложена в официальных изданиях (как показывает практическая деятельность сайта, даже она не всегда точная – например, количество её героев, куда значительно больше, чем о них было написано), а той, которая зиждется на людях, которые служили и работали в стенах Училище, создавая эту самую Историю.

Не так давно, на основе найденной (но не столь объемной) информации, я попытался рассказать вам об одном из таких людей – преподавателе, при котором учился (В.И.Синявском).

А вот недавно в Интернете нашёл новую информацию (к сожалению, ещё более скудную) о другом преподавателе, которого немного знал по своей учебе, и почти не знал … по его жизни. Информацию с горьким привкусом, поскольку жизнь этого человека оборвалась несколько лет назад... Речь пойдёт о преподавателе кафедры иностранных языков (восточных) Седневе Владиславе Владимировиче.

Читать запись полностью »

Синявский Владимир Иванович

 

Помните старый, бородатый советский анекдот про «мелкого политического деятеля в эпоху Аллы Пугачевой»? Как и в любой небылице, анекдоте – в них, помимо аллегории (яркого художественного домысла), несомненно, имеется и определенная доля истины…

Вот и про жизненный путь одного из преподавателей нашего Училища можно с уверенностью сказать, что ждёт его куда более долгая и добрая память, чем какого-то когда-то грозного и властного начальника (функционера) того же периода Времени, когда они одновременно трудились. Поскольку уровень масштаба деятельности (совершенных дел) этих людей на проверку Времени, вдруг показывает, что они оказываются совершенно несоизмеримыми и различными от того, как  когда-то казалось ранее. И как следствие того – грозных и когда-то властных начальников (функционеров) забудут, проводив на пенсию или в последний путь, а таких скромных тружеников, как Владимира Ивановича Синявского, будут долго ещё помнить…

Читать запись полностью »

История, навеянная одной фотографией (3)

Вы никогда не задумывались о том, что всех людей, так или иначе, мы воспринимаем в двух ипостасях: в одной (внешней) – мы видим то, что визуально воспринимается нашими глазами; а в другой (внутренней) – мы видим то, что абстрактно ощущается нашей душой…

Не по этой ли причине внешне может быть даже и не очень приглядный (симпатичный) человек нам начинает казаться необычайно притягательным и располагающим к себе, когда перед нами раскрывается его богатый и красивый внутренний мир? Причем, настолько притягательным и обаятельным, что просто перестаем замечать в нём какие-то внешние изъяны (если они у его и имеются). А бывает и наоборот…

В том случае, когда зрительно не видишь человека (или его портрет), о котором узнаешь с чьих-то слов или читаешь о нём, то как-то незаметно подключается наше воображение, которое штрихами начинает мысленно вырисовывать его контуры, которые со временем вдруг обретают зримые только нам черты. И, порой, уже не столь важно, какими он окажется в реальной действительности – вживую или на портрете (фотокарточке) – с большой вероятностью, таким он будет восприниматься нашей душой и в дальнейшем…

Завершая нынче свой небольшой цикл рассказов о заслуженных людях, посвятивших свою жизнь военной стезе и нашедших свой последний земной приют на старом гродненском кладбище (одном из многих тысяч кладбищ (некрополей, погостов, мемориалов), что нынче разбросаны на широких просторах бывшей Российской Империи, да и не только её), всё вышесказанное подвожу к тому, что чем дальше от нас то время, когда эти люди ушли в небытие, тем меньше сведений и документов (в том числе фотографий) сохранилось об их жизни… И когда о них удается найти хотя бы какие-то биографические данные (цельные или даже разрозненные), то ознакомившись с ними, мы визуально уже начинаем представлять себе этих людей – даже не имея их размытых визуальных портретов…

Вот и ещё об одном, ныне почти безвестном, военачальнике (в весьма высоком воинском чине, как и генерал от инфантерии Зметнов Георгий Александрович), не удалось обнаружить в архивах Интернета фотокарточки… Но, слава Богу, сохранились всё же о нём скудные сведения, которые позволяют нашему воображению мысленно нарисовать  его портрет (и даже не важно, каким он в действительности был: крупным или не очень, холериком или сангвиников…).

Сегодняшний пост посвящен истории жизни генерала от инфантерии Савицкого Михаила Александровича.

Читать запись полностью »

История, навеянная одной фотографией (2)

Как-то, в этом году, я вам уже рассказывал про историю одной жизни, узнать о которой навеяла меня сделанная фотография. История эта была посвящена жизненному пути подзабытого Временем и потомками генерала от инфантерии Георгия Александровича Зметнова.

Да и мысль, не однажды уже высказанная администратором нашего сайта Юрием Викторовичем о возможности разработки и создания (при определенных условиях) интернет-портала «Офицеры», где можно было бы аккумулировать такого рода информацию – что-то, вроде виртуального мемориала памяти заслуженных людей, посвятивших (отдавших) свою жизнь служению Отечеству, – подвигла меня продолжить такого рода поиск историй жизни людей, следы которых встретились на моем пути и заинтересовали меня (с тем, чтобы может в последующем эту информацию разместить на данном портале, если он когда-нибудь появится)

Нынешняя история также связана с посещением старого гродненского православного кладбища и не менее интересной судьбой человека – военачальника, нашедшего здесь свой последний приют, о котором, к сожалению, с годами всё более и более стираются из человеческой памяти штрихи его жизни. Эта история (краткая биография, собранная из разных источников), посвященная генерал-лейтенанту Ланскому Сергею Николаевичу, могилу которого я здесь случайно (а может это и не было случайно?) встретил...

Читать запись полностью »

История, навеянная одной фотографией (1)

Недавно пришлось внезапно и скоротечно побывал в Гродно, …чтобы проводить в последний путь близкого мне человека. После завершения всех скорбных мероприятий настроение было никаким, поэтому я решил пройтись по городу, чтобы хоть как-то развеяться от терзавших меня тяжелых мыслей.

Идя по городу, я и не заметил, как оказался у старинного кладбища (на улице Антонова, напротив рынка) и зашёл туда. Прогуливаясь по заросшим травой кладбищным аллеям и тропинкам, стал невольно вчитываться в надписи на памятниках и емкие, сжимающие до боли сердце, эпитафии, пока случайно не набрел на одну могилу…

На скромном, отполированном дождями и ветрами гранитном памятнике с утерянным неизвестно когда и, очевидно уже навеки, портретным медальоном ясно и зримо просматривалась надпись «Генерал от Инфантерии Георгий Александрович ЗМЕТНОВ. Сконч. 20 ноября 1913 г. На 54 году жизни», а чуть ниже простая эпитафия «Мир праху твоему».

Читать запись полностью »

Маршальский жезл генерала Бондарева

Людские судьбы в большинстве своём тернисты, а если к ним добавлена еще и военная стезя – то вдвойне и втройне (а то и больше).

Когда у меня бывает свободное время, то иногда перечитываю краткие биографические данные о выпускниках нашего Училища и бывает, что даже за сухими датами и перечислением событий их жизненного пути, вдруг открываются, высвечивая ярким светом, нетривиальные судьбы этих людей. Да так высвечиваются, что начинаешь понимать, что из таких вот людей можно было бы гвозди делать, их биографии является лакмусовой бумажкой Истории наших нынешних стран, проходя через судьбы многих других, не менее известных (достойных) людей, что благодаря таким Людям наши Отечества были (и надеюсь будут) непобедимы…

Вот так случайно, попав на страничку блога с сообщением (наградным листом) о генерал-лейтенанте Бондареве Андрее Леонтьевиче и прочитав его наградную реляцию, я вначале случайно узнаю, что части его корпуса решительными действиями форсировали Днепр, Припять и освободили Чернобыль (за что командир и был удостоен звания Героя), который в последующем, в мирное время, из-за безалаберности других людей оккупировала на долгие-долгие годы радиация…

А когда в этом же документе прочитал, что в 1941 году на груди Андрея Леонтьевича уже имелось три ордена Боевого Красного Знамени (что само по себе в те времена было большой редкостью), подсознательно понял, что его героизм не был случаен и что он сам, действительно, являлся неординарной Личностью…

Вот так, после этого начал искать более подробные сведения об этом человеке. В Интернете удалось найти не очень обширные (и то, наверное, во многом благодаря тому, что сведения о Героях Советского Союза более-менее систематизированы), но как оказалось, яркие биографические данные…

Читать запись полностью »

Дорогу осилит идущий…

Не знаю, как другие, но я всякий раз радуюсь, когда узнаю о том, что кто-то из выпускников нашего Училища чего-то добился в этой жизни: кто на военной стезе, кто на гражданском поприще, кто на вольных хлебах предпринимательства, а кто – в творческой деятельности. Особенно радуюсь за тех, кто, закончив военную службу, смог не только не потеряться в бурном потоке жизни, и достиг при этом бόльших высот, чем они были до того… Конечно, немаловажным фактором здесь являлся период смены данной деятельности – чем это раньше происходило (был моложе), тем больше имелось возможностей развернуться и проявить себя. Но и личностный фактор в данном деле нельзя сбрасывать со счетов, поскольку он, как правило, при всей совокупности факторов являлся решающим…

Думаю, что многие из тех, кто посещают сайт Училища, могли бы рассказать о таких вот выпускниках. Поэтому хочу внести в это дело свою лепту и рассказать об одном из своих товарищей, с кем когда-то учился и до сих пор поддерживаю теплые, дружеские отношения – Чупракове Дмитрии Петровиче (выпускнике 1984 года).

  Читать запись полностью »

Слово о нашем товарище…

Вот уж никогда не думал, читая фотоочерки Алексея Леонидовича Сорокина на сайте, что когда-то придётся мне о нём написать… Написать после того, как он закончит свой земной путь...

Нет, это не реквием по своему старшему товарищу, коллеге по Училищу. Это мысли о Человеке. О таких как Он, мы в повседневной жизни чаще всего не говорим, полагая это, как бы само собой разумеющим, а как случается непоправимое начинаем понимать, кем были эти Люди в нашей жизни.

Мое знакомство с Алексеем Леонидовичем началось не так давно – 9 сентября 2009 года, когда он впервые опубликовал на блоге свой первый пост, который мне запомнился строчками цитируемых им слов:

Когда бы ненависть и зависть могли бы пламенем пылать,
Тогда бы уголь и дровишки дешевле стали продавать.
И как бы не было завистников полно,
Свершится все как Богом нам дано».

Это сейчас, после случившегося с Алексеем Леонидовичем, они читаются уже несколько с иным подтекстом, а тогда они просто «зацепили» меня своей лаконичностью и простотой мудрости. После чего я всякий раз с интересом читал и смотрел все фоторепортажи с комментариями этого автора. Чем больше я соприкасался с его материалами, тем больше мне становился интересен это человек и хотелось подробнее о нём узнать. И, слава Богу, он сам мне в этом помог. Вначале я с большим удовольствием прочитал его (к сожалению) немногочисленные воспоминания, где он рассказывал о днях своей учебы в Киевской кадетке и Училище. Рассказы-новеллы, на мой взгляд, яркие, легко написанные, подкупающие своей простотой и искренностью. За которыми видны не только черты уже тех далеких лет, но и душевных качеств самого Алексея Леонидовича.

Чуть позже прочитал скупые фрагменты его автобиографии, разбавленные фотографиями из личного архива, также подкупающие чистотой своего помысла. Ну а затем, так-то незаметно этот Человек стал как будто давно мне знакомым, и мы стали с ним общаться вначале на полях блога, а затем и по электронной почте… Только теперь уже я сожалею о том, что общение это было не таким частым, как хотелось. Но даже несмотря на это, я, пожалуй, могу сказать, что в полной мере соприкоснулся с его замечательными человеческими качествами, его искренней и чистой душой – как только узнал о его трагической гибели, сразу ощутил для себя боль этой потери.

Кем же был (каким всё же страшным бывает это слово) Алексей Леонидович?.. Очень надеюсь, что те, кто его знал по годам учебы в училищах, по службе и работе, просто в общении с ним, дополнят меня.

Его биография, наверное, во многом схожа с биографиями его сверстников, в чем-то напоминая тысячи и тысячи других. Но это и не мудрено. Алексей Леонидович – сын своего Времени, сын и внук тех людей, которых хоть и называли «винтиками» нашего государства, но на плечах которых строилось наше Будущее… С той лишь разницей, что за скупыми строчками фактов из его жизни скрыты те черты, что сделали его яркой и светлой Личностью. Может биографией и не такой публичной и популярной (чтобы узнавали его в жизни окружающие люди), но, несомненно, достойной Уважения и Памяти…

Родился Алексей Леонидович 22 мая 1948 года в семье, в силу обстоятельств, ставшей потомственно военной (как он говорил «я, солдатский сын и внук»): дед Тимофей Иванович – солдат 694 Оренбургской пешей дружины (в первую мировую), отец – ставший офицером в годы Великой Отечественной войны и получивший не только заслуженные награды, но и ранения, которые не позволили юному Алексею (в силу его возраста) осознанно его увидеть и узнать. Под Ленинградом летом 1942 года погиб и его родной дядя Павел. Наверное, всё это во многом и предопределило дальнейшую судьбу Алексея Леонидовича – в августе 1959 года совсем мальчишкой (11 лет) он поступил в Тульское СВУ (последний его набор), после расформирования которого, продолжил учебу в Киевском СВУ (где и закончил училище).

С 1966 по 1970 году он учился и закончил наше прославленное Училище (поступил на второй год после реорганизации Училища в общевойсковое, в первый набор разведфакультета).

А затем, как писал сам Алексей Леонидович «…всё быстрее помчались годы службы офицерской. Из Германии вернулся с женой и первенцем - Павлом, да в память о том, другом, тёзке. А чуть позже дочь родилась - Вера, так и служили все вместе. Было всякому место на этом отрезке пути... Радости и горю, надеждам и разочарованиям, успехам и потерям. Слава Богу, умных, добрых, талантливых и по-человечески красивых людей на нём повстречалось немало, жаль, что мало от них перенял...».

В 1992 году, закончив военную службу, он работал на гражданском поприще «с переменным успехом в различных сферах деятельности и фирмах». Об этом периоде жизни, Алексей Леонидович особо не распространялся, но судя по всему, ему пришлось сполна испить горькую чашу постсоветского периода становления государственности в бывших советских республиках, особенно в таком непростом регионе, как Прибалтика. Но что удивительно, несмотря даже на это, а также различные притеснения к русскоязычному населению (к которому он, несомненно, относился), он через всю свою жизнь сохранил и пронёс любовь к этим родным для него местам (Эстонии), не только говоря об этом в своих фоторепортажах, но и ненавязчиво прививая эти чувства другим людям.

Алексей Леонидович являлся творческой натурой, про которых говорят – «профессиональный любитель». И это у него, очевидно, наследственное – несмотря на то, что его отец был военным, «был он художником», в память о чём, юному Алексею остались «две выцветшие акварели: пейзаж и портрет его работы...».

Несмотря на трудности и несчастья, которые легли на плечи Алексея Леонидовича в этом году (тяжелое ранение дочери Веры от человека, который его затем и убил; судебные тяжбы) он всегда находил время поделиться своим душевным теплом и добрыми новостями, внося посильный вклад в развитие сайта Училища.

…И вот теперь его нет с нами...
Говорят, что человек живет до тех пор, пока о нём помнят… Если это так (лично я в этом убежден), то тогда Алексею Леонидовичу уготована еще долгая жизнь: в его делах, строчках воспоминаний, фотографиях, воспоминаниях и памяти родных и близких, друзей и товарищей.

Его просто нет нынче среди нас, но Он – в наших сердцах!

12